Verification: 66fd9baaa94ca630
ВЕТЕРАНЫ  АВИАЦИИ  БАШКОРТОСТАНА

ВЕТЕРАНЫ  АВИАЦИИ  БАШКОРТОСТАНА

Первичная профсоюзная организация "Ветераны авиации Башкортостана"
Профессионального союза летного состава России


                                                                                                              "Когда мы вместе - мы сильнее"

 

т. +7 (917) 777-92-29                 profsousvab@mail.ru  

История авиации Башкортостана в лицах

О высоком - в судьбе человека, музыке, технологиях и небе

Все началось с того, что Гараев отправил письмо Главе Башкортостана. Впрочем, нет, прежде чем начать разговор о том, что Рустэм Хамитов, откликнувшись, заглянул в квартирку Радислава Мугаллимовича и в течение часа под чаек разговаривал с хозяином о классической музыке и вопросах культивирования таковой в сознание молодых (и не очень) людей, необходимо вспомнить об одном основополагающем, на мой взгляд, факте. Речь о том, что в далеком уже 1976 году в нашем городе был создан Уфимский клуб филофонистов, председателем которого и был заслуженный работник транспорта БАССР Радислав Гараев, пятьдесят лет своей жизни отдавший гражданской авиации.

Возник тот клуб, о котором, замечу, не раз писала "Вечерняя Уфа", в свое время анонсировавшая проводимые им лекции, беседы для желающих и другие события, по инициативе любителей музыки (классической, джазовой, популярной - и такие же секции действовали при этой "народной академии"), коллекционеров, истово собиравших заветные магнитофонные записи, виниловые диски, позднее CD и так далее... То есть сообщество, поддержанное отделом культуры Уфимского горсовета (он содействовал филофонистам в поисках помещения, которое и было предоставлено во Дворце культуры РТИ - ныне УЗЭМИК), создало свой устав, план работы, постоянно обновлявшийся. Скажу больше - в состав клуба входили девяносто пять человек, выдавались членские билеты, их обладатели платили взносы, что давало право на приобретение раритетных дисков. Уфимский клуб филофонистов (УКФ) был, безусловно, популярен, и вести о нем даже выплеснулись за границы нашей родины...

В 1994-м Дворец культуры РТИ, коему было необходимо выживать в "лихие" годы, отказал филофонистам в бесплатной аренде, и жизнь клуба, на тот момент приблизившегося к своему восемнадцатилетию, постепенно сошла на нет. Выстоять в реалиях того времени энтузиастам оказалось не под силу, и своеобразный университет распался, оставив на поверхности лишь плавающие островки былой популярности - кого-то из коллекционеров и ныне можно встретить в Башкирской государственной филармонии - перед началом концертов или в дни фестивалей, скажем, "Розовая пантера", они раскладывают свои богатства на специальной витрине в фойе; кому-то не отказал в прибежище худрук Русского академического театра Михаил Рабинович - такие же стойки с дисками вы обнаружите неподалеку от входа в зрительный зал перед спектаклями ГАРДТ... А "классики" - Гараев и К° отправились, что называется, по домам, точнее - ушли в дом к тому же председателю УКФ, квартира которого представляет собой "спецхран" всех видов и модификаций "носителей" высокого искусства.

Вот, собственно, почему Радислав Мугаллимович, постепенно вынашивавший идею создания в Уфе некой площадки, где могли бы встречаться те, кто имеет отношение к профессиональной музыке - для обмена мыслями, информацией, связанной как с событиями международного, российского уровня, так и местного, написал Главе Башкортостана, отправив в конверте свои предложения. Председателю почившего уже, кажется, но сопротивляющегося этому обстоятельству клуба видится, что "территория для общения" могла бы быть разбита на несколько секторов. В их числе, допустим, публичная фонотека, доступная любому желающему. Человек может искать интересующий его музыкальный материал по уже созданному электронному каталогу. А коли есть необходимость - прослушать его в кабинах лингафонного типа на компактной высококачественной аппаратуре. Далее - здесь, по мнению автора письма, необходимо обустроить небольшой зал для проведения бесед, сопровождаемых прослушиванием шедевров мировой музыки... В общем, болит у Гараева душа о том, чему он ее и отдал (ну, кроме гражданской авиации, естественно). И ведь я еще не представила вам перечень того, что и является содержательной составляющей "спецхрана" нашего пенсионера. А это, однозначно, требует внимания. Говорю о коллекции записей высокой музыки, мировой киноклассики и еще многом. Но представить свои фонды должен сам хозяин:
"Виниловые пластинки - они вечные, не подвержены времени и ныне снова востребованы ввиду натуральности звучания. Их в коллекции около 3000 штук. Они хранят звучание всех представителей мировой классической музыки, авторов и исполнителей - это сделано многими известными в мире фирмами звукозаписи;
аудио CD-диски производства многих стран (более 600);
видеокассеты с записями (более 400). Некоторые из них не встречаются на новых носителях формата DVD;
видео DVD-диски (примерно 2100). Большинство из них уже представлены в формате высокой четкости; только опер насчитывается около 700, и так далее...

Теперь отдельные разделы - музыкальная энциклопедия, посвященная композиторам, документальные фильмы о музыкантах, художественные фильмы о выдающихся композиторах и музыкантах.

Все произведения, названия, авторы, исполнители внесены в систематизированный электронный каталог. На виниловые диски, аудио CD-диски и видеокассеты VHS кроме электронного имеется также бумажный вариант каталога".
Впечатляет? Уверяю, что не только вас... Не удивительно, что Глава республики заинтересовался письмом совсем уже немолодого человека, к музыке, на первый взгляд, имеющего отношение опосредованное (в 1948-м, будучи истопником в Уфимском дошкольном музпедучилище, подросток Радислав Гараев освоил благодаря двум отзывчивым студентам нотную грамоту и научился играть на пианино первую часть вальса "На сопках Маньчжурии"; правда, чуть позже в Ташкенте закончил шесть классов музыкального училища по специальности "фортепиано"), а по большому счету - всю жизнь преданно служившего ей. И не только из уважения к возрасту председателя Уфимского клуба филофонистов, а Радиславу Мугаллимовичу восемьдесят два года, отправился к нему в гости Рустэм Хамитов. В первую очередь, мне кажется, руководитель региона откликнулся потому, что Гараев не просто "последний из могикан". Нет, он рыцарь, который, быть может, даже не осознает того, что всю жизнь исповедует идеалы высокой духовности.

Вы улыбаетесь, представляя, как седые старички собираются в аккуратной гараевской квартирке и с упоением слушают музыку, обмениваясь восторженными репликами?.. Напрасно. Уверяю вас, что далеко не каждому из любителей дано отличить на слух манеру игры того или иного пианиста... А вот что я вам расскажу про Гараева. Примерно в тринадцать лет впервые услышав баркаролу из "Времен года" Чайковского, он стал искать пластинку с записью этого цикла. Сначала с трудом нашел версию в исполнении Константина Игумнова (но не полную), а затем, через год, добыл виниловый диск Льва Оборина - неделю находился под впечатлением! Учился, что называется, на слух, все свободное время посвящая музыке.

А еще вы не знаете того, что Радислав Мугаллимович, в свое время поступивший в Рижское авиационное училище, а в 1958 году в Киевский институт гражданской авиации, с 1967-го по 2007-й работал в Уфимском объединенном авиаотряде, авиакомпании "БАЛ", возглавлял там лабораторию, обеспечивавшую исправность (имеется в виду электронная начинка) всех воздушных судов. И значит это то, что уровень записей, которые звучали в квартире Гараева в день визита к нему не только Рустэма Закиевича, но и министра культуры Башкортостана Амины Шафиковой, а также заведующей лаборатории звукозаписи Уфимского государственного института искусств Екатерины Черных, вызывает восхищение в том числе и у специалистов.

...В общем, разговор сложился - он был раздумчивым, уважительным и интересным для обеих сторон, поскольку касался не только высокой музыки, но и высоких технологий (в том числе и в сфере звукозаписи), особенностей поиска версий шедевров классики в Сети, пристрастий собеседников в области вокального и инструментального искусства, оценки работы режиссеров в оперном жанре. А еще Радислав Гараев и Рустэм Хамитов говорили о пианисте Николае Петрове, о космонавте Урале Султанове, с которым Гараев дружит, об Уфимском объединенном авиаотряде, найдя в нем общих знакомых... Обсудили варианты использования коллекции Радислава Мугаллимовича в просветительских, если так можно выразиться, целях, и то, что в новом сезоне секция классики клуба филофонистов, возможно, частично возродится под знаменами Башкирской государственной филармонии и Юношеской библиотеки. Поживем - увидим, это было бы хорошо и для нас, и для хозяина коллекции, о судьбе которой он, естественно, печется.

Расстались собеседники тепло, обменявшись рукопожатиями. Гараев даже пообещал Главе Башкортостана переписать кое-что из своих "запасов", дабы Рустэм Закиевич мог в свободный час послушать в очень хорошем качестве чудесную музыку. Обменялся председатель УКФ телефонами и с Аминой Шафиковой, у которой в ходе встречи возникли идеи, касающиеся лаборатории звукозаписи УГИИ и того, что из собрания Гараева может быть полезно будущим музыкантам..На прощание Рустэм Закиевич пригласил Радислава Мугаллимовича на Спиваковский фестиваль, который по традиции пройдет в Уфе осенью:
- Я Вас познакомлю с Владимиром Теодоровичем, представлю как самого крупного коллекционера классики.
- Ну, не самого крупного, - засмущался Гараев.
- Хорошо, скажу, что Вы входите в пятерку самых крупных, - улыбнулся Хамитов.
- Ну нет, - опять засомневался хозяин. - Вот в десятку, да, вхожу...

И ЕЩЁ...
Любопытно, что я с Гараевым познакомилась в мае нынешнего года, отправившись в Ночь музеев в Международный аэропорт "Уфа". В процессе экскурсии нам было позволено заглянуть в самолет-тренажер Ту-154, где в одном из кресел салона скромно устроился Радислав Мугаллимович. Организаторы акции пригласили его с расчетом на то, что один из старейших работников ведомства, более сорока лет отдавший именно уфимской авиакомпании, пообщается с "полуночниками", которых интересовало про воздушные суда абсолютно все. Минут десять разговаривала с Гараевым и я, договорившись встретиться с ним, быть может, месяца через два-три - такой срок он сам назначил. Но в тот момент мне и в голову не могло прийти, что этот застенчивый человек, еле согласившийся фотографироваться, и есть председатель некогда знаменитого Уфимского клуба филофонистов.

Илюзя КАПКАЕВА.
Фото Динара КАЛИМУЛЛИНА
и Лилии ЗАГИРОВОЙ.

Copyright ©

т. +7 (917) 777-92-29                 profsousvab@mail.ru  

Яндекс.Метрика